«Бандитский Петербург. Адвокат»: киноляпы и интересные факты. Часть 12


Часть 11

Loading...


…А вот вторая идея — «взорвать к чертовой матери весь кабак» — почему-то сразу же отвергается. Хотя именно она, учитывая возможности Челищева (свободно пройти, заложить взрывчатку), давала большую гарантию.

Здесь – операторский киноляп: Челищев смотрит из глубины здания в окно, и вдруг с расстояния 62 метра видит Чернова, идущего по улице…

Loading...

… причем, судя по «картинке», в голове у Челищева встроенный оптический трансфокатор с огромным, как у 40-кратного бинокля, «зумом».

Очередная глупость Челищева: прекрасно знает, что от Чернова следует избавиться, но все равно записывает его признания на диктофон. Признания, которые ни один суд не примет во внимание.

Два настоящих «дебютанта»: выбросив Чернова из окна третьего этажа, не потрудились проверить, остался ли тот жив.

Лев Борисов позже вспоминал, что после премьеры фильма поклонники частенько путали его с мафиозным персонажем. «Буквально недавно просили поставить автограф на пиковом тузе», – смеялся актер. Кстати, в криминальных кругах пиковый туз считается символом вора в законе.

Сценарист Андрей Константинов вспоминал: «Когда Владимир Бортко во время проб показал мне его фотографию, я сказал, что Антибиотик выписан совсем по-другому. А потом, уже после начала съемок, я по-другому и не представлял своего героя. Во время съемок первых серий я стеснялся к нему подходить, потому что он мне казался человеком с Олимпа плюс он гораздо старше…

… Но потом произошла история, которая позволила нам познакомиться ближе. Я приехал на озвучание первых двух эпизодов. У него как раз был перерыв. Лев Иванович шел мне навстречу и вдруг начал оседать. Мне показалось, что ему плохо стало, я подхватил его…

Loading...

А потом оказалось, что он просто пытается встать передо мной на колени: «Ты не представляешь, что ты для меня сделал, — я эту роль всю жизнь ждал». И с этого момента мы с ним стали общаться, он очень много советовался по поводу роли, и в какой-то момент мне стало казаться, что он и вне съемочной площадки все время в этом состоянии находится», — отмечал сценарист.

Антибиотик говорит про тему – «реклама на телевидении. Перспективы атомные». Речь идет о переделе сфер влияния на телеканале «1-й канал Останкино» (в будущем ОРТ, затем Первый канал). В 1992 году началась вакханалия с рекламой, которая привлечет внимание криминальных структур. Самое яркое проявление этой проблемы – убийство 1 марта 1995 года гендиректора ОРТ Владислава Листьева.

Письмо Челищева к Генпрокурору содержит серьезный сценарный киноляп. В нем указывается, что Челищев – полковник милиции в отставке. В 1 серии его должность – старший следователь прокуратуры, звание – юрист 1-го класса. Это соответствует званию капитана милиции…

…Получается, что Челищев проработал в милиции меньше 10 лет (он окончил университет в 1982-м), стремительно стал полковником, а после пошел в прокуратуру на низовую должность – начинал с юриста 3 класса, то есть лейтенанта. Если же предположить, что Челищев просто «шифруется», то…

…он не может не знать, что в генпрокуратуре попытаются найти автора письма, а когда не смогут – сочтут присланные материалы чушью.

Loading...